​"Австралийские ловцы быков" на Viasat Explore: интервью с Вилли и Лиз Кук

Кинолента
778

Встречайте команду супругов, выполняющих одну из самых сложных и опасных работ в мире…

Если вам кажется, что у вас тяжелый день на работе, предлагаем посмотреть новый документальный сериал "Австралийские ловцы быков" на Viasat Explore. Возможно, после него вы переосмыслите свое положение.

Сериал рассказывает о людях, которые каждый день рискуют жизнью, зарабатывая отловом диких быков в австралийском буше.

Быков и буйволов завезли в Австралию во время ранней британской колонизации. У этих животных не было природных врагов на континенте. В результате они расплодились в огромном количестве, оказывая пагубное воздействие на окружающую среду: их тяжелые копыта утаптывают травяной покров, вызывая эрозию почвы и отвод паводковых вод.

Многие представители австралийской водно-болотной флоры и фауны не выживают в грязной или засоленной воде. Количество крокодилов, баррамунди, пресноводных черепах, водоплавающих птиц и других местных видов сократилось. Один бык потребляет до 30 кг травы в день, отнимая этот источник пищи у чувствительных местных диких животных.

Разгневанные землевладельцы могут вызвать "загонщиков" или "пастухов" — людей, которые знают, как правильно обращаться с животными, отлавливают дикий скот и продают его на рынке, таким образом, поддерживая его популяцию на устойчивом уровне и при этом обеспечивая создание рабочих мест и экономический рост в сельской местности.

Вилли и Лиз Кук из Новой Зеландии работают загонщиками на севере Австралии. В начале сериала они приступают к первому сбору диких быков в Лорелла Спринг, частном землевладении площадью миллион акров, куда они подрядились работать по договору.

В первой же серии нам показывают, насколько опасна их работа. Вилли, квалифицированный пилот вертолета, находит животных с воздуха и пытается вывести их на открытое пространство, пугая шумом вращающихся лопастей. По плану, на месте их уже ожидает команда ловцов.

Жена Вилли, Лиз, — одна из немногих женщин-ловцов в буше. Итак, как же эта команда супругов, живущих в буше вместе со своими сыновьями, 10-летнрим Чарли и Блейком, 7 лет, попали в этот опасный бизнес?

Мы жили на красивом семейном ранчо в Новой Зеландии, где разводили овец, коров, оленей и выращивали виноград, — рассказывает Вилли. — Я также отслеживал на вертолете стада овец и крупного рогатого скота, распылял с воздуха инсектициды и занимался добычей оленины. Но в 2007 году, когда разразился международный финансовый кризис, семейный бизнес разорился после того, как производитель молочных продуктов не заплатил нам 482 000 новозеландских долларов за зимнюю передержку животных. Банк отобрал наше имущество и дом за долги.

Я работала медсестрой в медицинском центре Ванака, популярном горнолыжном курорте, — говорит Лиз. — Дни в клинике состояли из общей практики и неотложной помощи. Иногда я собирала по шесть сломанных рук у заядлых лыжников за смену, затем спешила на место ДТП, а потом возвращалась в клинику для вакцинации новорожденных. Я занималась всем подряд. Это была трудная и полезная работа.

Пара познакомилась на родео в Вакатипу (Новая Зеландия).

Я только что вернулась с родео на ранчо в США, где я проводила отпуск, — рассказывает Лиз. — Я влюбилась в дерзкую улыбку, силу и обаяние Вилли. У Вилли потрясающее чувство юмора. Он может рассмешить меня, когда мне грустно или я сержусь, и я не могу на него злиться!

Вилли, возможно, и крутой загонщик, но у него явно есть романтическая струна в душе.

Для меня это определенно была любовь с первого взгляда, — говорит он. — Меня так заинтриговала ее красота и манера держаться, что я в тот вечер пошел домой и сказал своей матери Энни, что если я когда-нибудь женюсь, то это будет именно эта женщина. Думаю, вы понимаете, что так и случилось.

Лиз добавляет: Мы вместе уже 20 лет, у нас невероятно крепкая связь, которая только укрепилась после появление наших двух прекрасных сыновей Чарли и Блейка.

Решение переехать в Австралию и оставить семью и друзей ради работы в буше изменило всю их жизнь, но они, не колеблясь, пошли на это.

Мы решили переехать в Австралию только после того, как потеряли все в Новой Зеландии, — говорит Вилли. — Я умел летать, мне нравилось работать со скотом и быть загонщиком, и когда появилась вакансия вертолетного загонщика у Милтона и Кристины Джонс на ранчо на севере, я принял эту работу. Это была прекрасная возможность использовать оба моих навыка. Я всегда хотел летать в буше, и мне нужна была новая работа, новое направление и вызов. Австралия дала возможность использовать мои навыки. Это единственное место в мире с таким разнообразием дикой природой и возможностью перестроить свою жизнь.

Мы прибыли в Австралию с пятью сумками, палаткой и седлом. Это все, что осталось от нашей жизни в Новой Зеландии. Затем мы потратили 3000 австралийских долларов на покупку оборудования, вертолета и снаряжения, необходимого для отлова быков.

Мало кто поймет, что мы испытали с Лиззи, потеряв наш дом в Новой Зеландии. Это ужасно мучительно, и я никому не желаю такого опыта! Нам понадобилось много времени и много мужества, чтобы переосмыслить и отпустить эти события, оставить их за спиной и двигаться дальше. Иногда опускаются руки от понимания, сколько времени потрачено зря. Но нужно просто ставить одну ногу перед другой и делать шаг. Когда тебя сбивают с ног, вставай!

Через несколько лет Вилли и Лиз уже смогли купить собственное ранчо и нанять на работу людей. В то время Лиз присматривала за хозяйством, в том числе за их маленькими сыновьями. Но ее авантюрный дух вынудил ее броситься в гущу событий, когда несколько человек из их команды отсутствовали, отпросившись на похороны.

Я вышла вперед и поймала Микки (молодого бычка), — говорит она. — Это удивительное чувство, наблюдать этих великолепных животных вблизи. Мы с Вилли хорошо работаем как одна команда, мы прекрасно знаем друг друга. Часто нам не нужны слова, чтобы понять, что думает и хочет сделать другой.

Но Вилли, естественно, очень беспокоится о ее безопасности, когда он в воздухе, а она ведет грузовик внизу.

— Ловля быков — чрезвычайно тяжелая и опасная работа. Я действительно беспокоюсь за безопасность всей нашей команды, и эти опасения усиливаются, когда вместе с ними работает моя жена.

Когда я в воздухе, мне тяжело смотреть, как они разворачивается на земле. Обычно я могу приземлиться рядом и пробежать с ними, при необходимости протягивая руку помощи, но это не всегда удается из-за деревьев или завалов на земле. Но Лиз очень опытный ловец, и я полностью уверен, что она сможет справиться с чем угодно.

Это очень опасная жизнь в отделенном регионе, она не для всех, но мы живем ею и любим ее. Действительно удивительно, как это бывает. Иногда тебя сбивают с ног, как вот нас в Новой Зеландии, и человеческая природа некоторых людей подталкивает их к тому, чтобы потоптаться по тебе, уязвить и посмеяться над тобой. Я хотел доказать, что они все не правы, и показать им настоящую стойкость и решимость, которые есть у нас с Лиз. Мы были вдали от семьи, у нас не было денег, и нам приходилось ползти и бороться за каждый дюйм.

Эта работа крайне травматична, и поэтому мы проявляем большую активность и усердие в обучении, поддерживая друг друга. Мы прикрываем друг другу спину, и поэтому так важно работать как одна команда, не подвергая себя или других риску.

У всех были синяки и шишки, и кожа большинства из нас разукрашена шрамами от бычьих рогов. Это часть работы, которую мы любим. Это действительно означает, что ты живой!

Часто Лиз оказывалась на земле, принимая на себя основной удар…

Как-то я получила копытом по лицу, когда клеймила быка, а еще мне досталось рогом в зад, когда капризный шорторог попытался запрыгнуть на меня и мою лошадь. В другой раз бык подбросил и перевернул меня в воздухе, как тряпичную куклу, и я рухнула на гравий лицом вниз. К счастью для меня, он не стал топтать, а убежал в буш. Я до сих пор помню ощущение его жесткой шерсти у меня на пальцах и рисунок на его рогах. Это было довольно страшно, но, к счастью, обошлось несколькими синяками и содранной кожей с лица.

Я вырос крутым, но крутость на этой территории, это, безусловно, высший уровень! Я очень благодарен родителям, которые воспитали во мне стойкость, умение решать проблемы и дали внутреннюю силу, чтобы встретить вызов, выложиться на полную и не сдаваться. Я много раз стоял на краю могилы, но я выжил в течение этих 10 лет. Мне нравится это занятие, и я не могу себе представить иную жизнь.

Пара признает, что тесное сотрудничество в опасной ситуации действительно означает, что они время от времени срываются друг на друге. Но ссоры длятся недолго, и они пытаются находить правильный баланс между деловым и семейным партнерством.

Мы с Лиззи очень любим и уважаем друг друга, — говорит Вилли. — Мы через многое прошли вместе, и мы сплоченная команда. Мы оба сильные личности, и это означает, что мы оба хотим, чтобы нашу точку зрения услышали. Время от времени мы обсуждаем что-то на повышенных тонах! Но быстро успокаиваемся. Мы оба не выдерживаем друг без друга, даже после 20 лет брака.

Лиз соглашается.

Жизнь и работа в буше испытывает ваши отношения, — говорит она. — У нас было несколько сильных ссор, но важно, чтобы мы находили время друг для друга. Вечерний массаж для уставших мышц, купание в горячих источниках, прогулки на лошадях или семейная рыбалка помогает нам восстановить силы и расслабиться всей семьей вне нашей повседневной работы.

Несмотря на трудности и невзгоды, они явно дружная семья.

Чарли и Блейк легко адаптировались к жизни в буше, — говорит Лиз. — Они обожают животных и постоянно приносят слабых и потерянных к нам. У них были кенгурята, которых мы нашли в сумке матери, сбитой на дороге. Они выхаживали крошечных крокодилов, выкармливали брошенного жеребенка, к которому нужно было подходить каждых два часа днем и ночью, возились с телятами и буйволятами, кошками, собаками, курами и лошадьми. Мало тварей, к которым они не испытывают нежность, включая змей и пауков ... правда, последних лучше наблюдать издалека.

Мы прожили три года в буше, не выходя из нашего дома на колесах (одновременно трейлера и кибитки), переезжая от одного ранчо к другому; именно так мы начинали. У нас был генератор, насос для воды, а готовили мы на костре. Но дом там, где ваша семья. Здесь мы вешаем шляпы на ночь. Даже если это отдаленный лагерь в 1000 км от города, нас это устраивает.

Сейчас мы арендовали прекрасное ранчо под названием Баухиния. Мы пустили здесь корни, у нас есть жилье, кухня и Wi-Fi. Роскошь! Детям повезло, что у них есть Wi-Fi и они могут дистанционно учиться в Katherine School of the Air (школа для детей, изолированных на Северной территории Австралии).

Мое любимое место в мире — рядом с семьей, животными и на земле; я обожаю ощущение земли и песка между пальцами ног и чистый воздух. Удаленное жилье имеет свои сложности по сравнению с жизнью в городе, например, доступ к удобствам; нам нужно включать генератор, а не выключатель, чтобы загорелся свет или потекла вода для приготовления еды и стирки, мы готовим на костре, а не на плите, у нас нет мобильного покрытия. Однако эти трудности не перевешивают возможность проводить каждый день со своей семьей, быть ближе к природе и животным, которых вы обожаете. Каждый день — это привилегия, когда ты живешь в буше.

И Лиз постоянно поражается, насколько легко ее муж приспосабливается к новым вызовам, ремонту и обслуживанию.

У Вилли потрясающая воля и стремление к успеху. Во всем, к чему он прилагает руки, он становится специалистом. Когда мы жили в Новой Зеландии, мы обращались к механикам, ветеринарам, кузнецам, инженерам. Теперь, когда мы изолированы, нам приходится все это делать самим, и у меня вызывает трепет то, как быстро Вилли адаптируется и приобретает навыки. Он может отремонтировать большинство вещей, просто выяснив, как это работает и что от них требуется. Полет Вилли это поэзия. Вертолет становится его продолжением, и кажется, что он маневрирует без всяких усилий.

Им еще предстоит заработать много деньги, и пара мечтает однажды купить свое ранчо. Но это долгая и трудная задача.

— По мере того, как мы растем, поддержание наших текущих расходов и финансовых обязательств означает постоянное стремление к повышению производительности, — говорит Вилли. — Но я думаю, если бы это было легко, все бы этим занимались. Мы всегда говорим, что хороший пинок в зад дает больше, чем похлопывание по спине!

Когда мы собираемся с землевладельцами и говорим о загоне за чашечкой чая, мы обсуждает такие вещи, такие как доступ, священные места, цена за дикий скот, уход за землей и то, что землевладельцы хотели бы делать сами. Так у владельцев и местных жителей появляются рабочие места, они могут стать частью нашей команды. Часто нам приходится выравнивать дороги и строить инфраструктуру в районе, где мы надеемся поймать быков. Как только обе стороны окончательно договариваются, и мы получаем необходимые разрешения и одобрения, мы загружаем наших быков, разборные ограждения (для содержания скота в одном месте), грейдера (машины, выравнивающей поверхность), бульдозера, кормушки и поилки, сварочные аппараты, оборудование для отлова и жилые помещения, животных, припасы и ведра для хранения свежих овощей, а затем отправляемся на новое место. Это грандиозное шоу!

Наша конечная цель — купить большую станцию здесь, на севере, и создать дело, которое обеспечит будущее Чарли и Блейка. Я действительно хочу, чтобы дети следовали за зовом сердца в любой карьере, которую они выберут, и мы с Лиз поддержим их на каждом этапе пути. Если они выберут жизнь на земле, я хочу дать им все возможности и шаг за шагом идти рядом с ними. Я люблю своих детей, и мне не терпится поработать с ними, когда они вырастут.

— Австралия — наш дом, и мы очень благодарны за возможность, которую эта страна и люди предоставили нашей семье. Это последний рубеж! Нигде в мире мы не могли бы заниматься подобным делом и фактически строить будущее. Новая Зеландия и другие страны сейчас настолько жестко регулируются, что для любого, у кого есть энтузиазм и цель, почти невозможно запустить подобное предприятие с нуля.

У нас есть семья и друзья в Новой Зеландии, и нам тяжело находиться вдали от них, нам жаль, что мы не можем быть рядом с ними в важные моменты жизни. Но нам очень повезло с современными технологиями, которые позволяют нам общаться по видео и оставаться на связи.

Мы очень надеемся на еще один сезон съемок в 2021 году, и у нас запланирован масштабный, насыщенный событиями сезон. Мы стремимся реализовать нашу новую инновацию, которую еще не видели в Австралии, связанную с вывозом животных на вертолете из отдаленных районов. Было бы интересно поделиться этими новаторскими идеями со зрителями.

Этот сериал дает представление об этом прекрасном образе жизни и индустрии. Мы надеемся, что он может подтолкнуть и других к тому, чтобы собрать пожитки и уйти в буш в надежде пережить тот же опыт. Если это шоу вдохновляет людей на то, чтобы бросить вызов жизни и столкнуться с ней лицом к лицу, чтобы преодолеть новые вызовы, то я счастлив и горжусь своей причастностью к нему. Это дело, которым мы гордимся, и хотели бы заниматься и в будущем.

Смотрите документальный сериал "Австралийские ловцы быков" на канале Viasat Explore.

comments powered by HyperComments